https://rsport.ria.ru/20200813/1575725549.htmlСергей Карякин: на «Дакар» надо 25 миллионов рублей, а у нас денег нетПобедитель престижного ралли-марафона «Дакар» Сергей Карякин в интервью корреспонденту РИА Новости Сергею Астахову рассказал о финансовых проблемах, с которыми… Спорт РИА Новости, 13.08.20202020-08-13T10:402020-08-13T10:402020-08-13T10:50другие виды спортаинтервью риа спортдакар (ралли)/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content/html/head/meta[@name=’og:description’]/@contenthttps://cdn22.img.ria.ru/images/07e4/08/0d/1575725907_0:0:1081:608_1400x0_80_0_0_d58d55696ec602367509c1b8c40d92e6.jpg<em>Победитель престижного ралли-марафона «Дакар» Сергей Карякин в интервью корреспонденту РИА Новости Сергею Астахову рассказал о финансовых проблемах, с которыми столкнулась команда SNAG Racing перед январской гонкой в Саудовской Аравии. Также российский гонщик отметил, что вынужден был выставить на продажу личный автомобиль, чтобы оплатить часть стартового взноса на участие в гонке.</em><strong>- Как идет подготовка к знаменитому ралли-марафону на фоне постоянных отмен различных гонок?</strong>- Самое основное, что мы сделали – построили новую машину. Для нас это был принципиальный момент. В денежном эквиваленте это составляет 9 миллионов рублей. Этого мы смогли достигнуть за счет коммерциализации команды во время отсутствия гонок. И она построена по самым топовым характеристикам. Без нового багги мы не могли по щелчку пальцев поехать на гонку. Всё остальное – вопрос денег. Оплатить участие в «Дакаре» можно за один день. При условии, что у тебя есть деньги. А у меня их нет, и платить нечем. И это главный вопрос на сегодня.<strong>- Затраты на «Дакар» может позволить себе не каждый?</strong>- Да, это недешево. Внушительный стартовый взнос, логистика. Наша команда из Екатеринбурга своим ходом должна добраться до Марселя, погрузить технику на паром в Саудовскую Аравию. А после гонки повторить всё это в обратном порядке. Плюс еще долететь на гонку на самолете и вернуться домой. Собственных денег на это катастрофически не хватает, а финансов извне просто нет.<strong>- Видел в вашем Instagram, что вы продаете свой личный автомобиль. Это всё ради «Дакара»?</strong>- Верно. Чтобы сделать первый платеж по стартовым взносам и выиграть время.<strong>- Если в итоге не получится поехать на марафон, вы сможете вернуть деньги или они сгорят?</strong>- Думаю, смогу договориться с организаторами, чтобы эта сумма была перенесена на 2022 год. Потому что вернуть их наличными вряд ли получится.<strong>- Отчаяние, паника? Что сейчас испытываете, понимая, что впервые за долгие годы в январе можете остаться дома?</strong>- Есть небольшое упадническое настроение, но я не даю ему возобладать над собой. Я должен держать себя в руках, искать варианты и делать всё, что необходимо, для поиска денег, спонсоров. Если я опущу руки сейчас, то точно ничего не выйдет.<strong>- Вы – руководитель команды. Как члены SNAG Racing реагируют на происходящее? Читается ли в их глазах немой вопрос: что будет дальше?</strong>- У нас открытые отношения в команде. Ребята спрашивают об этом, переживают. Я их сразу настраиваю на то, что вариант, при котором мы никуда не поедем в начале следующего года, существует. Приходится быть честным, чтобы не было полного расстройства ближе к дате, когда они узнают, что «Дакара» для нас не будет. Они в курсе всей ситуации и тоже бьются за наше будущее.<strong>- Новый гоночный автомобиль соответствует регламентным нормам 2021 года. А будет ли он актуальным в 2022-м? Не придется ли перестраивать машину в следующем году?</strong>- Думаю, что не придется. Она построена по требованиям, которые даже превышают регламент. И если и придется вести доработку, то это не приведет к тяжелым изменениям.<strong>- Сколько нужно, чтобы поехать в Саудовскую Аравию?</strong>- В районе 25 миллионов рублей. Это меньше, чем было в этом году. У нас уже есть машина, которая стоит порядка девяти миллионов, запчасти на семь миллионов, а также полностью готовая техника к старту ралли, которая может выдвигаться хоть завтра.<strong>- Есть ли крайний срок, когда вы должны дать четкий ответ по участию?</strong>- Где-то середина сентября. И даже если мы всё будем проплачивать, то это пойдет по очень дорогому тарифу. Потеряем на этом около миллиона рублей. Также не стоит забывать, что чем ближе старт «Дакара», тем дороже авиабилеты, а у нас в команде это не один и не два человека. Соответственно, дополнительная финансовая нагрузка и в этом компоненте.<strong>- Есть ли надежда, что найдется человек или компания, который придет и поможет?</strong>- Надеюсь на это. Мы накопили огромный опыт, есть результат последней гонки – второе место в своем зачете среди девяти пилотов заводских команд, обладающих бюджетом, значительно превышающим 10 миллионов евро. И не хочется терять наработки и накат, которые позволяют нам рассчитывать на высокие позиции на предстоящем «Дакаре».<strong>- Последние пару лет вы отправлялись на гонку двумя экипажами. Сегодня, если сможете выехать одной машиной, сможете считать это победой над проблемой?</strong>- Наверное, да. Могу сказать, что у моего друга <a href=»http://ria.ru/person_aleksey-shmotev/» target=»_blank» data-auto=»true»>Алексея Шмотьева</a>, который является пилотом второго экипажа, тоже не лучшая ситуация. Мы будем рады, если сможем отправить один автомобиль, и если это будет Алексей, я искренне порадуюсь за него, тем более, у него есть всё, чтобы показать хороший результат. Поэтому даже один экипаж куда лучше, чем ничего.<strong>- Старая техника хранится в гаражах или тоже уходит на продажу?</strong>- Реализуем ее. Но спроса сейчас практически нет, потому что нет гонок. Зачем покупать машину, если некуда ехать?<strong>- Условный дядя Ваня, увидев объявление, решил купить багги для покатушек у себя в деревне. Такое возможно?</strong>- Такое бывает. Но на 99% люди, которые покупают подобную технику, спортсмены.<strong>- Зарубежный рынок?</strong>- Доходы в Европе куда выше, и для местных гонщиков потратить эти деньги не является критичным моментом. Недавно мы разместили объявления на зарубежных сайтах. Надеюсь, от этого будет толк.<strong>- Собственный автосервис, который вы сейчас строите, поможет облегчить жизнь команды в будущем? Доходы с его деятельности будут идти на команду или это бизнес для семьи?</strong>- Здесь всё просто: если будут гонки, то всё будет заточено на них. В случае если их не будет, то деньги пойдут на содержание команды, зарплаты.<strong>- Фамилия Карякин и статус победителя «Дакара» дают преимущества в привлечении клиентов?</strong>- Конечно, имя есть, и оно работает. Но конкуренция очень высока. Даже наши гонщики говорят, что детали, произведенные в России, если мягко сказать, не лучшего качества, а вот у немцев всё ого-го! Спрашиваю, ну и чем эта рама надежнее, чем у нас? В ответ ничего вразумительного не слышу, кроме того, что она сварена в Германии.<strong>- На сколько процентов локализирован ваш автомобиль?</strong>- Практически всё мы сделали своими руками, кроме агрегатов.Спорт РИА Новости Россия, Москва, Зубовский бульвар, 47 495 645-6601
https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/ 206602020Сергей Астахов Сергей Астахов Новостиru-RUhttps://rsport.ria.ru/docs/about/copyright.htmlhttps://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/Спорт РИА Новости Россия, Москва, Зубовский бульвар, 47 495 645-6601
https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/ 206601400787true14001050truehttps://cdn22.img.ria.ru/images/07e4/08/0d/1575725907_0:0:961:720_1400x0_80_0_0_94423e6e3653b2ac9918ee54918e290c.jpg14001400trueСпорт РИА Новости Россия, Москва, Зубовский бульвар, 47 495 645-6601
https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/ 20660Сергей Астахов другие виды спорта, интервью риа спорт, дакар (ралли)Сергей Карякин: на «Дакар» надо 25 миллионов рублей, а у нас денег нет10:40 13.08.2020 (обновлено: 10:50 13.08.2020)579© Фото : InstagramРоссийский гонщик Сергей Карякин
© Фото : InstagramСергей АстаховР-СпортВсе материалыПобедитель престижного ралли-марафона «Дакар» Сергей Карякин в интервью корреспонденту РИА Новости Сергею Астахову рассказал о финансовых проблемах, с которыми столкнулась команда SNAG Racing перед январской гонкой в Саудовской Аравии. Также российский гонщик отметил, что вынужден был выставить на продажу личный автомобиль, чтобы оплатить часть стартового взноса на участие в гонке.— Как идет подготовка к знаменитому ралли-марафону на фоне постоянных отмен различных гонок?— Самое основное, что мы сделали – построили новую машину. Для нас это был принципиальный момент. В денежном эквиваленте это составляет 9 миллионов рублей. Этого мы смогли достигнуть за счет коммерциализации команды во время отсутствия гонок. И она построена по самым топовым характеристикам. Без нового багги мы не могли по щелчку пальцев поехать на гонку. Всё остальное – вопрос денег. Оплатить участие в «Дакаре» можно за один день. При условии, что у тебя есть деньги. А у меня их нет, и платить нечем. И это главный вопрос на сегодня.

— Затраты на «Дакар» может позволить себе не каждый?

— Да, это недешево. Внушительный стартовый взнос, логистика. Наша команда из Екатеринбурга своим ходом должна добраться до Марселя, погрузить технику на паром в Саудовскую Аравию. А после гонки повторить всё это в обратном порядке. Плюс еще долететь на гонку на самолете и вернуться домой. Собственных денег на это катастрофически не хватает, а финансов извне просто нет.— Видел в вашем Instagram, что вы продаете свой личный автомобиль. Это всё ради «Дакара»?— Верно. Чтобы сделать первый платеж по стартовым взносам и выиграть время.— Если в итоге не получится поехать на марафон, вы сможете вернуть деньги или они сгорят?

— Думаю, смогу договориться с организаторами, чтобы эта сумма была перенесена на 2022 год. Потому что вернуть их наличными вряд ли получится.— Отчаяние, паника? Что сейчас испытываете, понимая, что впервые за долгие годы в январе можете остаться дома?— Есть небольшое упадническое настроение, но я не даю ему возобладать над собой. Я должен держать себя в руках, искать варианты и делать всё, что необходимо, для поиска денег, спонсоров. Если я опущу руки сейчас, то точно ничего не выйдет.— Вы – руководитель команды. Как члены SNAG Racing реагируют на происходящее? Читается ли в их глазах немой вопрос: что будет дальше?

— У нас открытые отношения в команде. Ребята спрашивают об этом, переживают. Я их сразу настраиваю на то, что вариант, при котором мы никуда не поедем в начале следующего года, существует. Приходится быть честным, чтобы не было полного расстройства ближе к дате, когда они узнают, что «Дакара» для нас не будет. Они в курсе всей ситуации и тоже бьются за наше будущее.— Новый гоночный автомобиль соответствует регламентным нормам 2021 года. А будет ли он актуальным в 2022-м? Не придется ли перестраивать машину в следующем году?— Думаю, что не придется. Она построена по требованиям, которые даже превышают регламент. И если и придется вести доработку, то это не приведет к тяжелым изменениям.— Сколько нужно, чтобы поехать в Саудовскую Аравию?

— В районе 25 миллионов рублей. Это меньше, чем было в этом году. У нас уже есть машина, которая стоит порядка девяти миллионов, запчасти на семь миллионов, а также полностью готовая техника к старту ралли, которая может выдвигаться хоть завтра.— Есть ли крайний срок, когда вы должны дать четкий ответ по участию?— Где-то середина сентября. И даже если мы всё будем проплачивать, то это пойдет по очень дорогому тарифу. Потеряем на этом около миллиона рублей. Также не стоит забывать, что чем ближе старт «Дакара», тем дороже авиабилеты, а у нас в команде это не один и не два человека. Соответственно, дополнительная финансовая нагрузка и в этом компоненте.© Фото : InstagramРоссийский гонщик Сергей Карякин
© Фото : InstagramРоссийский гонщик Сергей Карякин— Есть ли надежда, что найдется человек или компания, который придет и поможет?

— Надеюсь на это. Мы накопили огромный опыт, есть результат последней гонки – второе место в своем зачете среди девяти пилотов заводских команд, обладающих бюджетом, значительно превышающим 10 миллионов евро. И не хочется терять наработки и накат, которые позволяют нам рассчитывать на высокие позиции на предстоящем «Дакаре».— Последние пару лет вы отправлялись на гонку двумя экипажами. Сегодня, если сможете выехать одной машиной, сможете считать это победой над проблемой?— Наверное, да. Могу сказать, что у моего друга Алексея Шмотьева, который является пилотом второго экипажа, тоже не лучшая ситуация. Мы будем рады, если сможем отправить один автомобиль, и если это будет Алексей, я искренне порадуюсь за него, тем более, у него есть всё, чтобы показать хороший результат. Поэтому даже один экипаж куда лучше, чем ничего.— Старая техника хранится в гаражах или тоже уходит на продажу?

— Реализуем ее. Но спроса сейчас практически нет, потому что нет гонок. Зачем покупать машину, если некуда ехать?— Условный дядя Ваня, увидев объявление, решил купить багги для покатушек у себя в деревне. Такое возможно?— Такое бывает. Но на 99% люди, которые покупают подобную технику, спортсмены.— Зарубежный рынок?

— Доходы в Европе куда выше, и для местных гонщиков потратить эти деньги не является критичным моментом. Недавно мы разместили объявления на зарубежных сайтах. Надеюсь, от этого будет толк.— Собственный автосервис, который вы сейчас строите, поможет облегчить жизнь команды в будущем? Доходы с его деятельности будут идти на команду или это бизнес для семьи?— Здесь всё просто: если будут гонки, то всё будет заточено на них. В случае если их не будет, то деньги пойдут на содержание команды, зарплаты.— Фамилия Карякин и статус победителя «Дакара» дают преимущества в привлечении клиентов?

— Конечно, имя есть, и оно работает. Но конкуренция очень высока. Даже наши гонщики говорят, что детали, произведенные в России, если мягко сказать, не лучшего качества, а вот у немцев всё ого-го! Спрашиваю, ну и чем эта рама надежнее, чем у нас? В ответ ничего вразумительного не слышу, кроме того, что она сварена в Германии.— На сколько процентов локализирован ваш автомобиль?— Практически всё мы сделали своими руками, кроме агрегатов.

Источник: rsport.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ