Фото: Светлана Садыкова, photo.khl.ru

Вестерлунд: был готов остаться в «Салавате», но при повышении зарплаты
Оказывается, уфимский клуб хотел продлить соглашение с финном, но тот попросил улучшить условия контракта. Обнаглел?

4 апреля 2018, 16:15

Хоккей
/ КХЛ, плей-офф

«Салават Юлаев» 4 апреля объявил, что по обоюдному согласию сторон не будет продлевать контракт с главным тренером Эрккой Вестерлундом. Финский специалист стал первым иностранным тренером в истории уфимского клуба. «Салават» при нём выиграл дивизион Чернышёва, но в плей-офф остановился на втором раунде, проиграв «Трактору» в семи матчах.

Не сошлись характерами. Почему «Салават» и Вестерлунд подали на развод?
Финский эксперимент в Уфе провалился.

В интервью «Чемпионату» Вестерлунд признался, что был готов продолжить работу в клубе, но только при условии, что ему улучшат условия контракта. А также рассказал, с какими сложностями столкнулся в Уфе и от каких клубов КХЛ готов рассматривать предложения.

«Клуб предложил прежние условия, я хотел больше»

— В клубе сказали, что решение не продлевать контракт было обоюдным. Это так?
— Да.

— Вы давно приняли это решение?
— Нет. Весь тренерский штаб был готов продолжить работу. Но был вопрос в контракте. У меня было два варианта – остаться в «Салавате» или заняться чем-то другим. Получилось так. Надеюсь, «Салават» продолжит идти по пути, который выбрал. В следующем году команда будет намного лучше.

— Почему вы решили уйти?
— Мы не сошлись по условиям контракта на следующий сезон.

— Это связано с зарплатой?
— Да.

— Вам предложили более низкую зарплату, чем в этом сезоне?
— Нет, в клубе были готовы продлить контракт на прежних условиях, но мы были не готовы.

— Вы хотели увеличения зарплаты?
— Да.

В клубе были готовы продлить контракт на прежних условиях, но мы были не готовы.
«К новому сезону мы были бы лучше как команда»

— Думаете, если бы Леонид Вайсфельд остался, вы бы договорились об условиях контракта?
— Не знаю. У меня были очень хорошие отношения с нынешним руководством. Думаю, если бы Леонид остался генеральным менеджером, это бы не повлияло на ход переговоров. У меня нет плохих впечатлений. Было два варианта. Я доволен тем, как всё получилось. Я был готов продолжить работу на других условиях.

— Что-то изменилось после ухода Вайсфельда?
— Менеджмент всегда нас поддерживал. Вопрос не в Вайсфельде, всё шло хорошо и при нём, и после его отставки. С этим не было проблем.

— Почему вы хотели продолжить работу?
— Мы узнали другую культуру, как играть, как вести команду. Думаю, мы были бы намного лучше готовы к следующему сезону. Мы сделали большой задел на будущее. Думаю, второй год получился бы гораздо лучше, чем первый. Мне очень понравилась Уфа, люди, с которыми я работал в клубе. Всё было замечательно.

— Есть информация, что ваши помощники могут остаться в «Салавате».
— Да. Мне сказали, что с моими помощниками будут идти отдельные переговоры.

— Кто может остаться?
— Я знаю только, что сейчас Николай Цулыгин будет исполнять обязанности главного тренера, а позже клуб решит, что делать, оставить его главным тренером или искать другого.

— Какие у вас впечатления от работы с «Салаватом»?
— Это был великолепный год для меня и моего тренерского штаба. Мы очень много узнали о том, как работать в другой культуре. Очень хороший год.

Почему у «Салавата» Вестерлунда ничего не вышло. И Уфу спасёт только Быков
Финский специалист и уфимская команда изначально казались плохой парой. Этому «Салавату» нужен другой тренер.
«В России привыкли к авторитарным тренерам, во всём мире от этого уже отошли»

— Как оцените результаты сезона? Команда могла выйти в финал конференции?
— В регулярном чемпионате мы стали победителями дивизиона, в плей-офф оказались среди лучших восьми команд. Это минимальный результат для «Салавата». Наша команда на таком же уровне, как «Магнитка», «Локомотив», «Йокерит».

Мы контролировали игру в серии с «Трактором», но не могли забить. Надо уважать этот результат. Он был не слишком хорошим, но если брать весь сезон, то задачу-минимум мы выполнили. Это не плохой результат.

— Что было самым сложным в работе с русскими игроками?
— Думаю, способ работы с игроками. Мой метод работы ориентирован на игроков, в отличие от тренеров, которые исходят иключительно от себя. Я уверен, что игроки должны сами хотеть что-то делать, опираться на собственные ресурсы. Главное – желание игрока.

В России всё совершенно иначе. Старый способ общения – монолог. Я предпочитаю работать в диалоге.

— У вас были проблемы с коммуникацией с российскими игроками?
— Да, из-за языкового барьера нам было сложнее общаться. Но дело больше было в различиях в культуре тренерской работы. В России исключительно авторитарный способ работы. Игроки привыкли к этому. А сейчас во всём мире от этого отошли и способ работы сосредотачивается на самих игроках. Хоккеист – самый важный человек в тренерском процессе.

— Он должен быть профессионалом?
— Да, все игроки должны быть профессионалами. И не только как игроки, но и как спортсмены. Я так привык работать, и это стало самым сложным в Уфе. Но я хочу сказать, что процесс всё время улучшался. В начале сезона было очень тяжело.

— В конце сезона игроки приняли ваши методы? В какие-то моменты у вас было чувство, что вы не контролируете игру команды?
— Тренер не может контролировать, это должны делать игроки.

— А игроки контролировали свою игру?
— Весь сезон были изменения к лучшему. Команда менялась в течение сезона. Было важно, что мы получили хорошие результаты. В следующем году ситуация будет намного лучше, Уфа станет лучше.

В России исключительно авторитарный способ работы. Игроки привыкли к этому. А сейчас во всём мире от этого отошли и способ работы сосредотачивается на самих игроках.
«Если буду рассматривать предложения из КХЛ, то только из топ-клуба»

— Если вам поступит предложение от другого российского клуба, вы его примете? Планируете ещё работать в КХЛ?
— Я открыт к предложениям, но условия должны быть хорошими. У меня мог быть хороший шанс в Уфе, и это был бы интересный вызов, но условия… Предложение должно быть намного лучше, и команда должна быть хорошей. В Уфе у меня была отличная возможность, но я её не использовал. КХЛ – великолепная лига, для меня было честью здесь работать. Я не буду целенаправленно искать работу, но есть несколько команд, чьё предложение меня может заинтересовать. «Салават» — очень хорошая организация, я был рад здесь работать. Если я буду рассматривать предложение из КХЛ, клуб должен быть намного лучше.

— Топ-клуб с Востока или Запада?
— Точно. Но пока я не думаю, что буду делать дальше.

Источник: championat.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ