Британский эксперт Марк Хьюз рассуждает об особенностях характера Макса Ферстаппена, которые отличают его от большинства гонщиков современной Формулы 1.

Вспоминая выступление Макса Ферстаппена в Мельбурне, где он допускал явные ошибки, легко упустить главное и поверить в то, что голландец пока ещё не стал так называемым «всесторонне подготовленным профессионалом». На самом же деле, Макс просто остаётся самим собой, и если кто-то ждёт, что он превратится в своего рода копию Алена Проста по мере того, как станет взрослее и опытнее, то этих людей ждёт разочарование. Не превратится, и именно поэтому Ферстаппен остаётся одним из самых интересных гонщиков современной Формулы 1.

В Мельбурне, пытаясь найти возможность опередить более медленную Haas Кевина Магнуссена на трассе, где обгонять почти невозможно, Макс начал злиться и в итоге повредил диффузор своей Red Bull, наехав на поребрик. Это привело к снижению уровня прижимной силы, из-за чего начала изнашиваться задняя резина, и в результате машину развернуло, когда Ферстаппен пытался опередить соперника.

После всех происшествий он финишировал шестым, и его выступление контрастировало с отточенным мастерством, которое продемонстрировал Даниэль Риккардо, его напарник: австралиец занял 4-е место, хотя стартовал в четырёх позициях позади Макса.

В таланте Ферстаппена никто не сомневается, но голландец пока ещё слишком молод, и после Гран При Австралии вновь дал повод для разговоров о том, что сложившимся профессионалом он станет лишь в будущем, а сейчас всё это только формируется. Но я не готов согласиться с подобной оценкой: мне кажется, что Макс именно такой и есть, ему всегда была и, вероятно, всегда будет свойственна вот эта удивительная непринуждённость на грани легкомыслия.

В каких-то ситуациях (на самом деле, в большинстве случаев) именно эта страсть к пилотированию на пределе возможностей техники и стремление к совершенно головоломным обгонам позволяет ему добиваться результатов, на которые машина не вполне способна.

Но иногда, как это было в Мельбурне, обстоятельства не дают его таланту развернуться, а это приводит к ошибкам, хотя Ферстаппен и не собирается признавать своё поражение, не готов с ним смириться. Это не в его характере, и он просто дождётся своего дня. Признание того, что обстоятельства так сложились, и в итоге надо довольствоваться малым, для него было бы равносильно поражению.

Но всё-таки, если результат оказался хуже, чем ты мог показать, если бы в той ситуации сохранил хладнокровие – это ещё не поражение. Это просто некоторые издержки того самого подхода, который в конечном итоге позволяет Максу в большинстве случаев добиваться успеха.

Для Льюиса Хэмилтона характерен более дисциплинированный подход к работе, основы которого изначально были заложены его отцом, а потом получили развитие уже в McLaren, ведь эта команда поддерживала его с 13-летнего возраста. Не будь этого, его карьера могла бы закончиться очень быстро. Результат – всё, и этот тезис в него вбивали с юных лет, что он по-настоящему глубоко усвоил, понимая, что его оценивают именно по результатам, поэтому нельзя просто отдаваться стихийной любви к гонкам. Притом, что Льюис любит гонки по-настоящему глубоко.

Но он принял эти правила игры, что и позволило ему выступать за столь крупные команды, как McLaren и Mercedes, что предполагает высокую ответственность. Поэтому иногда можно видеть, что в ходе борьбы на трассе Хэмилтону приходится сдерживать себя, хотя для него естественно идти на риск.

Ферстаппен же отличается от него тем, что у него более свободолюбивый настрой, хотя отец Йос и старался привить ему основы гоночной дисциплины. Кто-то может покритиковать Макса, мол, если бы не это отрицание главенства результатов над всем остальным, он мог бы добиться большего. Но голландец вообще не обращает внимания на мнения сторонних наблюдателей. Он гоняется по своим собственным правилам, и в его случае это, пожалуй, проявляется ещё более заметно, чем у Фернандо Алонсо.

Ему помогает то, что он выступает за Red Bull Racing, а не, например, за Mercedes или Ferrari. В этой команде не прощают одного – отсутствия результатов, но Максу никогда не приходилось переживать по этому поводу. Он на 100% нацелен на борьбу, это у него в крови, и в том, как он гоняется, чувствуется спокойная уверенность, что лишь помогает проводить гонки весьма эффективно.

Разумеется, эффективность и результаты очень тесно связаны, но это не всегда одно и то же. Иногда перед гонщиком встаёт вопрос приоритетов, и в ситуации, когда ответ надо найти в доли секунды, ты делаешь выбор на подсознательном уровне.

Поскольку Ферстаппену никогда не приходилось признавать главенство результатов, он может без проблем демонстрировать свой естественный стиль, что для современной Формулы 1 – исключительная редкость. Это роднит Макса с такими гонщиками, как Штефан Белофф и Жиль Вильнёв – они тоже были свободолюбивыми натурами, которых мало волновали чьи бы то ни было мнения.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ