В FIA увеличили длину зоны DRS в Бахрейне, чтобы борьба на трассе стала более острой, но на традиционной встрече с журналистами в четверг Кевин Магнуссен скептически оценил эту инициативу…

Вопрос: Кевин, как настрой перед Гран При Бахрейна? Вы готовы отыграться после неудачного уик-энда в Австралии?
Кевин Магнуссен: Я хочу всё начать сначала и с нетерпением жду возвращения на трассу. Любопытно, как поведет себя машина. Мы не можем гарантировать, что будем столь же конкурентоспособны, как в Австралии, но у нас хорошая машина и неплохие шансы вновь навязать борьбу McLaren и Renault.

Вопрос: В Австралии вы продемонстрировали неплохую форму, но не добились результата, на который рассчитывали…
Кевин Магнуссен: Подобные инциденты порой случаются, но мы движемся дальше. Все допускают ошибки – это в природе человека. Наши механики очень много работают. У нас небольшая команда и не так много людей, чтобы можно было кого-то заменить.

На самом деле, у парней было недостаточно времени на тренировки, поэтому перед гонкой они не чувствовали необходимой уверенности. Я им сочувствую. Сейчас у нас чуть больше времени на тренировки и возможности всё исправить. Надеюсь, они вернут прежнюю уверенность.

Вопрос: Вы говорите, что подобная ситуация может повториться. Что вы как гонщик можете сделать, чтобы этого избежать?
Кевин Магнуссен: Ничего.

Вопрос: Вы помогли команде после того инцидента? Мы видели фотографию Романа с механиком…
Кевин Магнуссен: Не так много можно сделать – разве только похлопать по плечу, обнять и выразить сочувствие. Наши парни ужасно себя чувствовали. Я знаю, что значит допустить ошибку, и сочувствую команде. Такое случается.

Но на самом деле это нормально. Люди будут допускать ошибки. У нас отличные механики, и они прекрасно справляются. Я могу их понять в ситуации, когда они у всех на виду допустили ошибку. На самом деле у нас отличные парни.

Вопрос: В FIA увеличили зону DRS на главной прямой. Они нашли нужный компромисс или обгонять станет слишком легко?
Кевин Магнуссен: По-моему, всё было хорошо и до этого. В Формуле 1 часто чересчур остро реагируют на одну неудачную гонку. Сначала что-нибудь серьезно меняют, а затем оказывается, что это слишком, и гонка становится скучной, поскольку обгонять стало слишком легко.

Возможно, увеличение зоны DRS в Бахрейне – это перебор, ведь в этом случае можно спокойно проезжать мимо соперника. Вместо борьбы на трассе вы получаете обычную смену позиций, а это не совсем то, что все хотят видеть. Я считаю, что в Liberty Media должны провести собственное расследование и не слишком часто слушать гонщиков, потому что те будут говорить только то, что в их интересах.

Вопрос: Что вам нравится больше: пилотировать самые быстрые машины или иметь возможность бороться на трассе с соперником?
Кевин Магнуссен: Больше всего мне нравятся гонки, где я побеждаю. Мне всё равно, что происходит на трассе, если я финиширую первым. Вот и всё. Гонщики всегда будут говорить то, что в их интересах. Никого из нас не интересует, как сделать гонки более зрелищными, мы хотим побеждать. Мы хотим лучшего для себя.

Вопрос: Вы дебютировали в Формуле 1 за рулём McLaren, которая в тот год выступала нестабильно. Затем вы перешли в Renault, где боролись за позиции в конце пелотона. Как всё это влияет на вашу мотивацию? Как вы находите возможности произвести впечатление?
Кевин Магнуссен: Надо максимально выкладываться каждый раз, максимально использовать любую ситуацию.

Сложно блеснуть за рулем недостаточно конкурентоспособной машины – гораздо проще обратить на себя внимание, когда вы добиваетесь успеха за рулём быстрой машины. Я помню, что в 2016-м иногда считал, что отлично провел гонку, но никто этого не заметил, ведь я боролся в конце пелотона. Когда ведешь борьбу в лидирующей группе, проще привлечь внимание.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ