В 2012 году Пастор Мальдонадо принёс Williams первую за семь лет победу. С тех пор команде не удалось повторить этот результат, хотя стабильность и несколько ярких выступлений позволили ей закончить два сезона подряд на третьем месте в Кубке Конструкторов. Однако успехи оказались недолговечными, и результаты пошли на спад – Williams за год опустилась с пятой на десятую строчку в Кубке конструкторов. Тем не менее заместитель руководителя команды Клэр Уильямс не теряет надежду вернуть Williams на позиции, которые она заслуживает.

Клэр Уильямс: «Сейчас регламент относительно стабилен, поэтому нужно больше времени, чтобы отыграться. Наш нынешний план сильно отличается от того, который мы придумали в 2013-м, и который привёл к переменам в 2014-м. Важно учитывать, какие позиции в то время занимали остальные команды, а также то, что в 2013-м мы решили сменить поставщика моторов, что помогло нам добиваться более высоких результатов. Тогда всё было совершенно по-другому – это не то, что мы делаем сейчас, чтобы оказаться на правильном пути и достичь желаемых результатов в спорте.

Конечно, всё это стало для нас уроком. Я пришла к выводу, что на самом деле выйти из кризиса гораздо сложнее, чем просто сменить двигатель и гонщиков, а также привлечь титульного спонсора. Нужно гораздо больше работать, чтобы нужным образом подготовить команду и добиться, чтобы она работала с максимальной отдачей. Мне кажется, дело в сочетании всех факторов.

Если оказываешься на таких позициях, как мы в прошлом году, надо проанализировать каждый элемент бизнеса, и мы это сделали. Если изменить что-то одно или постоянно делать одно и то же, ожидая других результатов, то это не даст желаемого результата, поэтому мы проанализировали буквально всё. Мы поменяли гонщиков, изменили некоторые структуры в организации, внимательно изучили всё, что влияет на результаты. Пожалуй, единственное, что мы сохранили в этом году – двигатель. Таким образом, мы постарались сделать так, чтобы все элементы паззла встали на своё место, и теперь будем отталкиваться от этого.

Williams – наша семейная команда, и это многое определяет. Одна из причин, почему я согласилась на эту работу – я хотела защитить наследие родителей в этом спорте. Мы им очень гордимся, следовательно, чувствуем прессинг из-за этого. Я трепетно отношусь к репутации команды, забочусь о людях, которые работают на нас и хочу, чтобы они могли гордиться командой и тем, что она выдержит испытания и на многие годы останется в спорте. Именно поэтому я много вкладываю в Williams, но в этом плане я не хотела бы ничего менять. Мне нравится то, что я делаю. По-моему, эти трудности придают больше сил, чем если бы мы успешно боролись за попадание в четверку и время от времени поднимались на подиум.

На самом деле, я сравниваю свой путь с тем, что прошёл мой отец, Фрэнк Уильямс, когда основал команду. Нам катастрофически не хватает успеха, но чтобы его добиться в любом спорте, нужно напряженно работать. Успех доставляет огромное удовольствие, но его нелегко достичь. Спросите у Тото Вольффа – нужно очень много работать и нельзя полагаться только на удачу.

Я готова к этому, я засучила рукава и полностью выложусь, чтобы добиться тех результатов, которые жду от Williams. Я не остановлюсь, пока не добьюсь желаемого. Если нужно, я буду до последнего бороться за команду, потому что верю в неё. Я считаю, что она заслужила место в этом спорте, что она по-прежнему играет важную роль и заслуживает большего.

Пожалуй, я никогда не сталкивалась с внутренним конфликтом, ведь Williams в каждой клетке моего тела! Я выросла рядом с этой командой. Фрэнк не такой человек, чтобы думать о делах только на работе – он продолжал решать рабочие вопросы в семье, так что мы все в этом участвовали и представляли себе, что происходит. Таким образом, в некоторой степени это стало частью меня. Я знаю, как работал отец, и предполагаю, что во многом иду по его стопам.

Но у меня есть и своё мнение, и я тоже хочу оставить свой след в Williams. Я занимаюсь культурными и деловыми переменами, и тем самым влияю на команду, но вместе с тем я не хочу терять наследие Фрэнка Уильямса и Патрика Хеда. Мне важно защитить прошлое, но в то же время создать и защитить будущее.

Я предполагаю, что моя ситуация отличается от той, в которой находятся Кристиан Хорнер или Тото Вольфф. Каждый руководитель команды испытывает огромный прессинг со стороны акционеров. Фактически я являюсь представителем семьи, и команда – моя собственность, поэтому мне не нужно волноваться, принимая то или иное решение, ведь оно повлияет только на будущее моей семьи и ни на кого больше. По-моему, это разный прессинг. Конечно, я не хотела поставить Williams на колени – это было бы ужасно, и я предполагаю, что желание этого избежать подталкивает меня прикладывать ещё больше сил, чтобы справиться с трудностями».

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ