Гран При Бахрейна

1. Себастьян Феттель (Ferrari)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Льюис Хэмилтон (Mercedes)

Интервью на подиуме

Вопрос: (Дэвид Култхард) Себастьян, похоже, вам пришлось всерьез потрудиться ради этой победы!
Себастьян Феттель: Именно так! За десять кругов до финиша я сообщил команде – не знаю, попало ли это в эфир – что всё под контролем, но я слукавил. Мне сообщили, в каком темпе едет Валттери, и я просчитывал в уме: «Так, до финиша всего десять кругов, с такой скоростью он наверняка меня догонит!»

Я старался пилотировать как можно аккуратнее. Гонщики Mercedes в конце первого отрезка были очень быстры, но затем, видя то, какие шины нам поставили на пит-стопе, они предпочли самый жесткий из доступных составов. Мы изначально планировали еще раз менять шины, но в итоге пришлось беречь этот комплект до самого финиша. План сработал, но почти на грани. На прямых Валттери подбирался вплотную – хорошо, что гонка не продолжалась ещё несколько кругов!

Вопрос: (Дэвид Култхард) 49-я победа в 200-й юбилейной гонке, мои поздравления! Валттери, о чем вы думали, подобравшись к Себастьяну на дистанцию атаки с DRS?
Валттери Боттас: Я просто негодовал!

Вопрос: (Дэвид Култхард) По сути, вам не хватило еще пары кругов, какие эмоции вы испытывали?
Валттери Боттас: На моей машине стояли более жесткие шины, и я знал, что у меня будет шанс, когда ближе к финишу у Себастьяна начнутся проблемы с резиной – и они начались. Я старался идеально проезжать каждый поворот, чтобы догнать его, но этого оказалось недостаточно.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Себастьян, вы полностью контролировали ситуацию?
Себастьян Феттель: Когда мы провели свой единственный пит-стоп, я понимал, что у меня будет достаточный отрыв, поскольку я свернул на пит-лейн на пару кругов раньше Mercedes. Я не был уверен, какие шины выберут соперники, но когда выяснилось, что они предпочли Medium, стало понятно, что больше пит-стопов у них не будет. Потрясающая стратегия, она создала серьезный прессинг!

Решив остаться на трассе, мы ничего не теряли – я старался финишировать первым или, в худшем случае, третьим. Знаете, когда победа достигается в таких непростых условиях, она особенно приятна!

Вопрос: (Дэвид Култхард) Валттери, ваш ответ Себастьяну? В следующий раз вы его одолеете?
Валттери Боттас: У меня была скорость, но я финишировал вторым с небольшим отставанием – это очень огорчает. Попробую отыграться в следующий раз.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Неплохое выступление! Льюис, поздравляю с подиумом! Уик-энд выдался для вас очень непростым, в радиообмене с командой чувствовалась досада, притом сама радиосвязь работала некорректно. Расскажите об этом. Кажется, вы должны быть довольны третьим местом, однако выглядите огорченным…
Льюис Хэмилтон: Я доволен тем, что финишировал третьим, но прежде всего хочу поздравить Себастьяна Феттеля с победой. Валттери Боттас в этот уик-энд тоже отработал прекрасно. В общем, я доволен своим результатом, ведь я стартовал с 9-й позиции – можно сказать, что мне удалось минимизировать потери.

По ходу гонки были неприятные моменты, когда из-за проблем с радиосвязью команда не могла меня слышать, поэтому приходилось выбирать какие-то точки трассы, где я мог общаться с инженерами. Но ситуация была сложная, ведь когда Себастьян едет в 25 секундах впереди, мне нужно точно знать, что делать, чтобы не «убить» шины, но попытаться под конец дистанции его догнать. Но когда нет нормальной связи с командой, это осложняет задачу и не улучшает настроения.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Пара слов для болельщиков?
Льюис Хэмилтон: Спасибо всем, кто пришел на трибуны! Здесь много британских флагов, я очень благодарен за такую поддержку!

Вопрос: (Дэвид Култхард) Себастьян, вы лидируете в чемпионате. Мне вспоминается 1982 год, когда гонщик, выигравший две первых гонки, в итоге не стал чемпионом. Статистика говорит…
Себастьян Феттель: В 1982 году в сезоне было меньше гонок, да и в совпадения я не очень-то верю. Иногда всё складывается в твою пользу, иногда – нет, но сейчас я очень доволен. Немного досадно за инцидент во время пит-стопа Кими, там пострадал один из наших механиков – уверен, о нём позаботятся. День сложился неоднозначно, одна из Ferrari не добралась до финиша, но мне, к счастью, удалось удержаться впереди Mercedes!

Пресс-конференция

Вопрос: (Луис Деккер) Льюис, если я не ослышался, после гонки, говоря о контакте с Максом Ферстаппеном, вы назвали гонщика Red Bull Racing идиотом, верно? Что вы думаете о том инциденте на первых кругах гонки, кто поступил некорректно?
Себастьян Феттель: Можно я отвечу на этот вопрос?

Вопрос: (Луис Деккер) Разумеется.

Себастьян Феттель: По-моему, это было некорректно. Я не знаю, как действовал в той ситуации Льюис, но мы все переживали нечто подобное, когда сражались колесо в колесо, и нас переполнял адреналин. Взять тот же футбол – неужели вы всерьез считаете, что если прицепить микрофоны к футболистам, то во время матча мы услышим нечто приятное, когда парни толкаются и допускают фолы? Не думаю, что в принципе оправдано задавать подобные вопросы и пытаться раздуть из этого историю. Когда адреналин зашкаливает, грубые слова порой звучат.

Если я ударю вас по лицу, вы ведь не скажете: «Эй, Себастьян, это было невежливо!» Перед нами вполне человеческая реакция, и когда я слышу подобные вопросы, мне это кажется попыткой раздуть скандал из ничего. Не принимайте это на свой счёт, просто мне показалось, что пора положить этому конец. Передаю слово Льюису.

Вопрос: (Луис Деккер) Приношу свои извинения за прозвучавшую ненормативную лексику. Льюис, каков ваш ответ?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я не помню всей ситуации. Возможно, грубые слова прозвучали, когда мы обсуждали инцидент уже после гонки? В любом случае, в столкновении не было никакой нужды, гонщики должны с уважением относиться друг с другу. Пожалуй, мне следует еще раз посмотреть видеозапись, но не думаю, что маневр Макса можно назвать уважительным – скорее безответственным, поскольку сам Макс в итоге не закончил гонку.

Ферстаппен в последнее время часто ошибается, ему не следовало поступать таким образом. Я не помню, в какой момент это произошло, и почему мы боролись за ту позицию – собственно, сейчас это меня уже не волнует.

Вопрос: (Хейкки Культа) Валттери, после этапа в Австралии сегодняшний результат возвращает вам надежды на титул, или для этого требовалась победа?
Валттери Боттас: Сложно говорить о надеждах на титул, когда позади всего две гонки из двадцати одной. Сегодня я заработал очки, но Себастьян, лидирующий в чемпионате, заработал их больше. Пока рано делать выводы, однако ситуация заметно лучше, чем пару недель назад, и сегодня наш темп оказался даже немного выше, чем мы сами ожидали.

Вместе с тем этап в Бахрейне открыл нам глаза на то, насколько плотно нам необходимо поработать над поведением машины в конкретных условиях. Да, W09 очень быстра, но и в субботу, и сегодня у неё были слабые стороны на фоне машины Ferrari, и эти слабые стороны мы должны компенсировать.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Себастьян, в какой мере ваша скорость в этот уик-энд объясняется прогрессом машины, а в какой тем, что вы чувствовали себя иначе, чем в Австралии?
Себастьян Феттель: Сложный вопрос, речь идет о множестве факторов. Всегда стараешься собрать всё воедино, и иногда преуспеваешь в этом чуть больше. Нам лучше подошла здешняя трасса, я комфортнее чувствовал себя в кокпите, а работа над настройками позволила добиться от машины большего – SF71H ехала стабильнее не только на одном быстром круге, но и на дистанции гонки, я лучше её контролировал.

Не знаю, какие сложности были у Mercedes. В конце каждого отрезка они были очень конкурентоспособны, в квалификации отрыв оказался минимальным. Борьба получилась плотной, хорошо, что мы всё-таки оказались впереди.

Вопрос: (Арракаль Александер) Себастьян, поздравляю с победой! Что скажете о машине, позволившей вам выиграть эту гонку? Перед этапом в Шанхае вы полностью в ней уверены? Мой второй вопрос – для Валттери Боттаса. Когда вы догнали Себастьяна, у вас возникли какие-то сложности? Мы видели, как от передней части машины шел дым – в чем причина, и этим ли объясняется то, что в итоге вы финишировали только вторым? Наконец, вопрос для Льюиса. Вы прорвались с девятого места на третье, мои поздравления, но скажите, с какими проблемами по ходу дистанции вы столкнулись? Здесь упоминались сбои в работе радиосвязи – каких усилий стоило вам это третье место, и каковы планы на этап в Шанхае?
Себастьян Феттель: (обращается к Льюису) Начинай, иначе каждый из нас забудет, о чем спросили.

Льюис Хэмилтон: Да, вопрос получился долгим. Если говорить о проблемах с радиосвязью, команда слышала звук ветра, а не мой голос. Над этим нужно поработать, но подобное случается не так уж часто – видимо, что-то пошло не так именно в этот уик-энд. К счастью, мне удалось заработать немало очков и финишировать на подиуме, я очень рад третьему месту.

В Шанхае я всегда выступал успешно и потому надеюсь, что в следующий уик-энд сумею поправить ситуацию в чемпионате, хотя сделать это будет непросто, ведь предыдущие два года Ferrari там были невероятно быстры.

Вопрос: Себастьян, ваши планы на этап в Китае?
Себастьян Феттель: В этот уик-энд я не раз говорил, что теперь гораздо лучше чувствую машину. Не знаю, как это объяснить, но когда машина откликается на твои действия, ты автоматически едешь быстрее – просто знаешь, чего от неё ожидать. Пожалуй, это главное, чего нам удалось добиться, подолгу работая над настройками.

В Шанхае совершенно иная трасса с другими условиями. Как правило, там заметно прохладнее, так что посмотрим, что получится. Сработать уверенно очень непросто, правильный выбор настроек критически важен. Похоже, в этом сезоне нам сложнее попадать в рабочий диапазон, но если мы среагируем так же, как здесь, и найдем оптимальные регулировки, то выступим очень хорошо.

Вопрос: Валттери?
Валттери Боттас: На последних кругах я делал всё возможное, чтобы подобраться на дистанцию атаки, но когда едешь настолько близко к сопернику, на торможении из-за турбулентности теряешь часть прижимной силы. Это сказывается на поведении передней части машины, притом заблокировать колеса не составляет труда – отсюда и дым, о котором вы говорили. Нет, я не выходил из поворотов излишне широко, просто когда атакуешь на пределе, небольшие помарки случаются.

Вопрос: (Луис Васконселос) Валттери, второй отрезок дистанции вы провели не вполне стабильно. После пит-стопа за первые десять кругов вам удалось отыграть 3,5 секунды, однако на следующих десяти кругах вы уступили 4 секунды и лишь с 44-го круга снова начали подбираться к Себастьяну. Вы старались сберечь шины, или среагировали лишь тогда, когда стало понятно, что Себастьян больше не поедет в боксы?
Валттери Боттас: Поначалу я пытался почувствовать шины Medium. Они вели себя неплохо, но затем их эффективность начала снижаться, а я понимал, что мне предстоит ехать на них до самого финиша, и потому в середине отрезка решил немного сбавить темп.

Кроме того, из-за отстающих на круг гонщиков я терял гораздо больше времени, чем Себастьян. Похоже, для этой трассы правила синих флагов нужно скорректировать, так как сейчас для их появления нужно подъехать к отстающему совсем близко, а на попытках сделать это уже теряются доли секунды.

Я старался выжать из шин максимум скорости, однако мой второй отрезок получился очень долгим, и на последних двух кругах эффективность резины заметно упала.

Вопрос: (Ливио Орихио) Себастьян, по ходу гонки вы какое-то время держали очень высокий темп. Вы контролировали темп, понимая, что вам предстоит сражение ближе к финишу, так как гонщики Mercedes ехали на Medium, а вы – на Soft?
Себастьян Феттель: Хорошо, что вы об этом вспомнили! Примерно на середине дистанции я думал: «Если бы у меня была возможность проехать хотя бы один круг с квалификационным результатом, отрыв от Валттери оказался бы достаточным, и я смог бы перевести дух!» Но по мере прохождения дистанции состояние резины, к сожалению, не улучшается. Да, количество топлива уменьшается, и мы, казалось бы, должны ехать быстрее, но притом машина всё активнее скользит, нет возможности атаковать столь агрессивно, как в квалификации.

Уверен, всем пришлось в той или иной степени контролировать темп. Пару-тройку кругов экономить топливо помогал режим виртуального сейфти-кара, но позже эту задачу приходилось выполнять уже без него, сдерживая собственный темп. Первоначально мы планировали действовать совсем по-другому, однако в конце первого отрезка я потерял часть времени, Валттери сумел немного подобраться, а потом у нас уже не было выбора, как отвечать на действия соперников. В этом преимущество, когда едешь позади: можно дождаться пит-стопа конкурента, как поступили в Mercedes, выбрать иную стратегию, и здесь нет ничего предосудительного – парни пытались выиграть гонку.

Для нас самих, повторюсь, первоначальный план был совершенно другим, но в итоге единственным шансом оказалось остаться на трассе, раз уж шины сохраняли эффективность. Терять было нечего: если бы я совершил пит-стоп за пять кругов до финиша, то остался бы третьим, но даже если бы мне сменили шины за 15 или 20 кругов, было бы непросто прорваться вперед. Состав Medium работал более стабильно, пройти Льюиса оказалось бы той еще задачей… Мы поступили так, как поступили, и это сработало, хотя поначалу казалось, что нам уже объявили шах и мат. Я очень рад, что получилось остаться впереди.

Вопрос: (Сушма Атилат) Знаете ли вы, с каким нетерпением в Бахрейне каждый год ждут гонку Формулы 1? Есть ли нечто такое, что вам хотелось бы сказать жителям этой страны?
Себастьян Феттель: Мы не первый год гоняемся в Бахрейне, идея с 2014 года проводить здесь ночной Гран При была абсолютно верной – искры, летящие из-под машин, смотрятся великолепно, а после финиша в небо взлетают фейерверки! Мне повезло в последние два года побеждать в этой замечательной гонке, а в целом на автодроме отличная атмосфера.

Уик-энд всегда проходит здорово, и хорошо, что сюда приезжает немало людей. Конечно, ничуть не помешает, если их будет еще больше, особенно из других стран, но сами бахрейнцы… Повсюду видны плакаты, жители страны гордятся тем, что принимают у себя Гран При – приятно быть частью всего этого!

Валттери Боттас: Мне посчастливилось в этот уик-энд встретиться с болельщиками, которых пригласили в паддок в качестве гостей нашей команды. Было приятно поговорить с ними о местной культуре, и лично мне всегда радостно приезжать в Бахрейн на эту гонку и тесты. Здесь много солнца, дружелюбные люди, да и трассу можно считать для меня удачной!

Льюис Хэмилтон: Думаю, парни обо всем рассказали. Я свое мнение выразил еще на подиуме – мне нравится Бахрейн, здешние болельщики просто потрясающие.

Вопрос: (Марио Сальвини) Себастьян, вы наверняка знаете, когда в предыдущий раз гонщик Ferrari выигрывал первые два этапа сезона, и чем тот сезон закончился…
Себастьян Феттель: Понятия не имею. В прошлом году мы начинали в Австралии, затем был Китай, потом Бахрейн, верно? Кажется, ранее первые гонки выигрывал Михаэль Шумахер, а еще Фернандо Алонсо побеждал в Бахрейне на первом этапе сезона 2010-го года. Впереди долгий сезон, нам нужно доработать нашу машину, притом соперники пытаются сделать то же самое, и конкуренция предельно высока. Нет нужды говорить, что Льюис и Валттери выкладываются по максимуму, Кими Райкконен работает на пределе, как и Макс Ферстаппен с Даниэлем Риккардо. От остальных гонщиков есть некоторый отрыв, но среди команд первой тройки разница минимальна.

Да, для Ferrari первые два этапа прошли удачно, для соперников – не очень, но впереди еще много гонок, всякое может случиться, и нет смысла загадывать на перспективу. Гораздо важнее быть быстрыми на любой трассе, это по-настоящему помогает. Чем быстрее машина, чем больше ты ощущаешь себя с ней единым целым, тем большего ты можешь добиться в нужное время.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Себастьян, в какой момент вы решили ограничиться единственным пит-стопом? Вы были вынуждены пойти на такой шаг? Какое место занимает сегодняшняя победа среди всех ваших успехов?
Себастьян Феттель: К счастью, в плане побед мне есть из чего выбирать, хотя я не уверен, что помню каждую! Должен сказать, сегодняшняя ощущается очень здорово, и если сравнивать с этапом в Австралии, гонка сложилась совсем по-иному. Да, в Мельбурне Льюис активно прессинговал меня на последнем отрезке, но там я чувствовал себя комфортнее, поскольку на австралийской трассе сложно обгонять, тогда как здесь, в Бахрейне, я понимал: если Валттери сумеет подобраться на дистанцию DRS, он создаст реальную угрозу.

Мои шины уже были изношены. За десять кругов до финиша я сообщил команде, что ситуация под контролем, но я слукавил – ни о каком контроле и речи не шло, я просто надеялся, что в Mercedes, услышав мои слова, скажут Валттери, что я контролирую темп, и он тоже сбавит скорость, подарив мне возможность перевести дух. Этот план не сработал, Валттери ничего не передали. Опять же, если бы я сказал в радиообмене, что мои шины потеряли эффективность, в Mercedes сказали бы Валттери: «Давай, атакуй изо всех сил!» Уверен, он и без того ехал на пределе, потому я очень рад сегодняшней победе.

Радость омрачает тот факт, что один из наших механиков получил травму. Сразу после этой пресс-конференции я постараюсь выяснить, как у него дела – надеюсь, он в хороших руках и быстро восстановится. Когда подобное случается, команда, конечно, радуется успеху, но мы не забываем заботиться друг о друге. Хочется верить, обошлось без серьезных повреждений – я знаю этого парня, он по-настоящему влюблен в гонки и, надеюсь, недолго пробудет на больничном.

Кажется, вы спрашивали о стратегии? У нас были разные варианты, и когда команда сообщила мне план, я подумал: «Эй, когда мы это обсуждали? Это не было ни первым, ни вторым вариантом!» У меня было немного времени, чтобы всё обдумать, затем я увидел, что Пьер Гасли едет четвертым, и смекнул, что отрыв от него, скорее всего, достаточный – следовательно, терять нечего, можно попытаться проехать с одним пит-стопом, пусть изначально это не было нашей стратегией. Когда команда сообщила мне об этом? Не помню, возможно, за 21 круг до финиша. Когда оставалось пятнадцать кругов, я чувствовал себя вполне комфортно, но за десять кругов до клетчатого флага эффективность резины резко упала, а на последних пяти кругах было по-настоящему нелегко.

Перевод: Валерий Карташев

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ