Гран При Бахрейна

Участники: Гюнтер Штайнер (Haas), Зак Браун (McLaren), Клэр Уильямс (Williams)

Вопрос: Гюнтер, результаты первой тренировки выглядят многообещающе, Роман Грожан показал шестое время. Это помогает забыть о неудаче в Австралии?
Гюнтер Штайнер: Хороший результат всегда повышает боевой дух, но первая пятничная тренировка не имеет принципиального значения. Впрочем, лучше оказаться на таких позициях, чем быть последними. Надеюсь, мы продолжим прогрессировать в оставшихся тренировках и в квалификации, а гонку проведем без неприятностей.

Вопрос: Как вы работали с командой после проблем в Австралии?
Гюнтер Штайнер: Мы собрались с силами и сказали себе: «Неприятности случаются, но их не должно быть». Нет смысла наказывать кого-то конкретно, все сотрудники тяжело переживают ту неудачу, никто из них не ошибался преднамеренно. Произошла цепочка ошибок, причём как раз в тот момент, когда мы занимали неплохие позиции в гонке. Но всегда нужно искать позитив: мы сделали выводы, у нас быстрая машина, нужно продолжать работу. В следующих гонках неприятностей быть не должно.

Вопрос: Клэр, этап в Мельбурне выдался непростым для Williams, особенно гонка. Результат соответствует реальным позициям команды в пелотоне?
Клэр Уильямс: Вы правы, этап в Мельбурне получился не самым удачным. После тестов мы понимали, на каких позициях хотим оказаться, надеялись отыграть отставание, но в Австралии подтвердить это не смогли. Впрочем, я не считаю тот уик-энд показательным. Есть три области, над которыми команде предстоит поработать. Мы верим, что машина способна на большее.

Вопрос: Как вы планируете работать над «проблемными» областями?
Клэр Уильямс: Как я заметила, таких областей три, мы сосредоточимся именно на них. Команде нужно удостовериться, что все процедуры выполняются должным образом, гонщики по ходу уик-энда делают всё возможное, а скорость машины растёт от гонки к гонке. Сейчас машина – наше слабое звено, но все сотрудники прилагают максимум усилий. Важно концентрироваться на работе и не создавать лишний прессинг из-за результата первой гонки. Впереди длинный сезон, нужно смотреть вперед, а не назад.

Вопрос: Зак, для McLaren этот уик-энд отчасти домашний, а в Мельбурне команда добилась неплохого результата. На такую скорость вы рассчитывали в начале сезона?
Зак Браун: Да, темп в целом соответствовал ожиданиям, гонка сложилась неплохо. Мы хотели заработать очки обеими машинами, так и получилось. Гонщики выступили безупречно, команда отлично провела пит-стопы. Период перемен продолжается, впереди долгий сезон, но раньше нам было еще сложнее.

Вопрос: В четверг Фернандо Алонсо сказал, что предстоящие два месяца очень важны для McLaren. Вы с ним согласны?
Зак Браун: Учитывая темп доработки машин, предстоящие два месяца важны для всех команд. Никто не сидит сложа руки, каждая гонка имеет значение. Мы должны закрепить австралийский результат, добиться большей скорости, выступать стабильно и надежно. Думаю, впереди у нас неплохой сезон.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кейт Уолкер) На этой неделе опубликованы данные о различиях в заработной плате между мужчинами и женщинами – да, Гюнтер, я в курсе, что Haas в отчете не присутствовала. Какие усилия вы прилагаете, чтобы ликвидировать дисбаланс, и в какой мере он объясняется разницей в должностях, а не желанием платить женщинам меньше?
Клэр Уильямс: Думаю, я могу взять слово! Готова заявить от имени нашей команды, что в Williams много лет уделяют особое внимание равенству полов – это крайне важно для нашего социального имиджа. Мне кажется, что представленный отчет несколько искажает действительность в силу критериев, по которым мы отчитывались. В частности, Williams занимает в нем одну из последних строчек, однако авторы концентрируются на среднем значении, хотя важнее смотреть на то, что женщины сейчас получают такую же зарплату, как и мужчины на аналогичных должностях. В Williams мы озадачились этой проблемой полтора года тому назад, и сейчас я могу открыто заявить, что в нашей команде работа мужчин и женщин на одних позициях оплачивается одинаково.

Повторюсь, отчет способен сбить с толку, поскольку авторы сравнивают должности, на которых женщин в принципе меньше, чем мужчин, притом в Формуле 1 такая картина наблюдалась всегда. Вместе с тем за минувший год мы проделали большую работу и будем продолжать в том же духе. Как мне кажется, в Williams уделили этому вопросу больше внимания, чем кто-либо из команд, достаточно вспомнить наши внутренние инициативы или совместные проекты вроде «Формула 1 в школах» и «Будь смелее, отличайся!».

Мы продолжим такую политику, чтобы привлечь в автоспорт как можно больше женщин – это крайне важно в условиях сокращающегося притока инженерных специалистов. Важно поддерживать контакт со всеми студентами, как юношами, так и девушками, если мы хотим, чтобы спорт продолжил своё существование. Вместе с тем, Формула 1 должна опираться на принципы «предпочтения по заслугам», это не стремление во что бы то ни стало привлечь в штат больше женщин. Главное – заполучить квалифицированные кадры.

Зак Браун: Согласен с Клэр. Могу лишь добавить, что для McLaren эта тема тоже очень важна, мы часто о ней говорим и предпринимаем определенные меры. Важность вопроса понятна, и нам, определенно, есть к чему стремиться.

Гюнтер Штайнер: Не знаю, что можно добавить после слов Клэр! Пусть Haas не было в отчете, у нас в команде соблюдается паритет. Мы всегда говорим о должности, а не о половой принадлежности кандидата. Всё предельно прозрачно, однако мы новички в паддоке, потому за нами нет какой-то истории. Когда мы дебютировали в чемпионате, равные условия для мужчин и женщин было чем-то неотъемлемым: вот должность, вот зарплата, доход не зависит от пола. Пусть команда не представлена в отчете, у нас нет никаких проблем с равноправием.

Вопрос: (Дэн Натсон) Владельцы чемпионата представили свое видение будущего Формулы 1, теперь от команд потребуется сотрудничество в выработке общей позиции. Вы давно работаете в Формуле 1 и знаете, что здесь редко удается достичь согласия. Чем нынешняя ситуация отличается от того, что была в предыдущие 30-40 лет?
Зак Браун: Я не могу говорить за предыдущие 30-40 лет, поскольку не так долго работаю в Формуле 1. Но я много наблюдал за гонками – очевидно, они мне в самом деле нравятся!

Мы все понимаем, что спорт начинается с болельщиков, и в Liberty Media акцентировали внимание именно на этом – сделать Формулу 1 лучше для её поклонников. Если болельщики довольны, в выигрыше все: спонсоры, журналисты, телевизионщики. Всем очевидно, что нынешняя ситуация далека от идеальной, и в наших общих интересах повысить зрелищность Гран При. Каждому придется пойти на определенный компромисс, но в итоге мы достигнем цели, и я предрекаю блестящее будущее нашему чемпионату.

Клэр Уильямс: Я очень довольна сегодняшней встречей. После смены руководства чемпионата все надеялись на перемены, и сегодня они представили свои планы. Можно сказать, что для нашей команды это хороший день, учитывая предложения Liberty Media.

Я вернулась со встречи с мыслями, что стоит открыть шампанское, поскольку если новые правила вступят в силу и в FOM реализуют все, о чем сегодня говорили, будущее Williams будет спасено. Я не говорю о том, что наша команда находится на грани, но учитывая сегодняшнюю структуру Формулы 1 и финансовый дисбаланс между командами, будущее Williams в среднесрочной и долгосрочной перспективе выглядело мрачным.

Предложения Liberty о перераспределении доходов и сокращении расходов – именно то, что мы хотим видеть в 2021 году и в будущем. Лично мне нравятся их идеи. Знаю, в прошлом за дискуссиями зачастую не следовали действия, но не похоже, чтобы в этот раз позиция владельцев чемпионата подразумевала какое-то обсуждение – у меня такого мнения не сложилось.

Гюнтер Штайнер: Готов повторить слова Клэр и Зака: встреча оставила позитивные впечатления. Если вернуться к сути вопроса, сейчас у чемпионата другие владельцы, они действуют иначе, а ранее подход был неизменным. С новыми владельцами есть шанс поступить по-другому.

Презентация прошла позитивно. Конечно, через некоторое время все вернутся с уточняющими вопросами, но, как заметили Клэр и Зак, нам в самом деле нужны перемены, чтобы привлечь новых болельщиков и сделать Формулу 1 самым популярным спортом на планете.

Вопрос: (Жером Пагмайр) В продолжение темы – есть ли у вас какие-либо возражения к предложенному варианту?
Зак Браун: Думаю, мы воздержимся от комментариев того, что обсуждалось сегодня утром – таково общее решение команд, Чейза Керри и Росса Брауна. Как заметили Клэр и Гюнтер, встреча оставила положительные впечатления, а выбранное направление, похоже, верное. Конечно, есть много нюансов, вопросов, но мы обсудим всё за закрытыми дверями.

Вопрос: Гюнтер, желаете что-то добавить?
Гюнтер Штайнер: Нет. Приятно получить чуть больше информации, но лично мне добавить нечего. Детальное обсуждение пройдет за закрытыми дверями, мы все с этим согласились. Надеюсь, спорт от этого станет только лучше.

Вопрос: Клэр, вы очень довольны, но, полагаю, ваш ответ будет аналогичным?
Клэр Уильямс: Именно так, спасибо!

Вопрос: (Дитер Ренкен) Прошу прощения, что продолжаю ту же тему. Господа из Liberty Media представили скорее собственные пожелания, ведь не владельцы в конечном итоге прописывают правила. Учитывая сказанное, считаете ли вы, что предложенный вариант подлежит обсуждению?
Клэр Уильямс: По-моему, это было скорее предложение, а не список желаемого, и, как мне кажется, все сочли это неким прототипом. Разумеется, одни моменты находятся в ведении FOM, другие – в ведении FIA, но FOM и FIA действуют совместно, и если мы хотим гарантировать спорту будущее, командам тоже нужно сотрудничать.

Вопрос: Зак, у вас такое же впечатление?
Зак Браун: Да, я присутствовал на той же встрече.

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Между прототипом и желаемым результатом находится предложение. То, что нам представили, нельзя назвать прототипом, и нам не сказали «давайте попробуем поступить вот так». Истина где-то посередине, но для начала и это неплохо.

Вопрос: (Джонатан МакЭвой) Зак, вы занимаете руководящий пост в McLaren и при этом являетесь неисполнительным директором Motorsport Network. По-вашему, это правильно, что один из гонщиков McLaren рекламирует соответствующий журнал и сайт?
Зак Браун: Да, ведь речь идет об открытом предложении, и кто-то еще из гонщиков наверняка согласится присоединиться.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Еще один вопрос об утренней встрече. Владельцы чемпионата в очередной раз обратили внимание на необходимость ограничения бюджетов команд. Насколько эта цель достижима, и какими мерами идея будет реализована?
Зак Браун: Здесь мы подходим к моментам, которые пока не готовы обсуждать. Есть масса нюансов в том, что входит в лимит расходов, а что – нет. Мы пытаемся добиться более-менее одинаковой конкурентоспособности, и возможно, ограничения коснутся факторов, напрямую влияющих на скорость машины, но не коснутся прочих аспектов участия в Формуле 1 – вроде маркетинга. В конце концов, паддок Формулы 1 и его атмосфера – это уникальный атрибут чемпионата.

Вопрос: Гюнтер, у вас есть мысли насчет того, какой бюджет мог бы стать оптимальным?
Гюнтер Штайнер: Нет. Как сказал Зак, мы всё обсудим за закрытыми дверями, так было условлено. Цифра станет понятна, когда будет подписано новое соглашение, но вполне возможно, что она не появится никогда. Разумеется, бюджет должен быть достаточным, чтобы гонки получались зрелищными, сохранялась технологическая составляющая – со всем этим предстоит определиться, но, повторюсь, всё произойдет за закрытыми дверями.

Вопрос: Клэр, если вам всё же озвучили цифру, скажите, она повлияет на деятельность большинства команд, или предел достаточно высок?
Клэр Уильямс: Не знаю, стоит ли говорить, что встреча проходила за закрытыми дверями – каждый об этом уже сказал. Цифра вполне сбалансированная, но вы прекрасно понимаете, что в вопросе лимита на расходы всегда будут выигравшие и проигравшие, не так ли? В конечном итоге, предстоит найти компромисс.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Гюнтер, я не стану спрашивать вас, как бы вы распорядились бюджетом в 150 миллионов долларов: если учесть, что Haas заимствует все разрешенные правилами компоненты, и принять во внимание коммерческие результаты команды в последние два года, вас эта сумма более чем устроит. Вы намерены и впредь действовать так же, то есть, приобретать максимально возможное число деталей у другой команды, или же модель будет скорректирована? Клэр, Зак, считаете ли вы, что за этим будущее – быть наполовину клиентской командой, заимствующей столько деталей, сколько разрешено регламентом?
Гюнтер Штайнер: Мы намерены придерживаться такого подхода до 2020 года. Мы ждали, каким будет предложение со стороны Liberty Media, теперь нам предстоит определиться, как поступить. Решение пока не принято, но нынешняя схема работает, не вижу смысла прямо сейчас её менять.

Всё было озвучено сегодня утром, и пока не решено, какой должна стать Формула 1 к 2021 году. Сейчас готовится новый Договор Согласия, и после его получения мы в течение нескольких месяцев определимся, как будем работать дальше.

Вопрос: Зак, по-вашему, Формуле 1 следует принять такую модель?
Зак Браун: Возможно. Знаете, в Haas сработали очень здорово. Джин Хаас – умный бизнесмен, он увидел возможность дебютировать и добиться конкурентоспособности за счет меньших ресурсов, чем соперники, и это следует принять во внимание при разработке новых правил, подразумевающих стандартизацию отдельных компонентов, скрытых от глаз болельщиков. Это никак не отразится на чистоте спорта и на необходимости сохранить отличия между машинами. В Haas преуспели в таком подходе, и нам, возможно, следует рассматривать его как базис для снижения расходов.

Вопрос: Клэр, ваше мнение?
Клэр Уильямс: Согласна, в Haas сработали фантастически. Они совсем недавно дебютировали в чемпионате, но уже выступают очень конкурентоспособно. Конечно, нас это не очень радует, да и выбранная ими модель не подходит Williams. Всем известна наша приверженность принципу самостоятельно строить машину, нам не хотелось бы критиковать подход других команд, но лично мы хотели бы сохранить за собой статус конструкторов. Мне бы не хотелось, чтобы Williams заимствовала большинство деталей у соперников, для нас успех состоит в том, чтобы самостоятельно спроектировать и построить машину и своими силами добиться результата. Ну а другие команды вольны поступать так, как им виднее.

Вопрос: (Ариан Шутен) Зак, в этот уик-энд начинается сезон в Формуле 2. На минувшей неделе Ник де Вриз в интервью голландскому телевидению заявил, будто вы сказали ему, что в случае победы в чемпионате он получит шанс выступать за McLaren в 2019-м году. Это правда? Что вы имели в виду под словом «шанс»?
Зак Браун: Это не совсем точное воспроизведение нашей беседы. Ник замечательный гонщик, в McLaren всегда стараются посадить в кокпит лучших, но никто пока не получал от команды никаких обещаний или гарантий.

Вопрос: (неразборчиво)
Зак Браун: Мы не станем обсуждать наши контракты. Могу лишь сказать, что никому пока не гарантировано место в команде на 2019 год вне зависимости от гоночных результатов.

Вопрос: (Луис Деккер) По-вашему, в Liberty Media рассчитывают сохранить в чемпионате все десять команд? Спрошу точнее – готовы ли они оставить Ferrari?
Гюнтер Штайнер: Не могу говорить за Ferrari, вам лучше спросить господина Маркионне. Сам господин Маркионне не присутствовал на утренней встрече, и никто от имени Ferrari не заявлял, останутся они в чемпионате или нет. Надеюсь, они продолжат выступать, ведь с Ferrari связана значительная часть истории Формулы 1. Сейчас в пелотоне десять хороших команд, и мы должны постараться сработать сообща, чтобы так было и дальше.

Вопрос: Клэр, вы сказали, что остались довольны этой встречей. Полагаете, то же самое можно сказать обо всех командах?
Клэр Уильямс: Уверена, если бы вы знали все детали встречи, то поняли бы, что не все остались довольны. В такой ситуации всегда будут победители и проигравшие, но иногда нужно идти на компромиссы, если мы хотим гарантировать здоровое будущее Формуле 1. Я не могу комментировать чувства Ferrari, но могу говорить за нашу команду.

Если предложения будут реализованы, они гарантируют выживание Williams. Для меня только это имеет значение. Я хочу, чтобы наша команда была конкурентоспособной и, надеюсь, побеждала в следующие двадцать, тридцать, сорок лет.

Зак Браун: Мне нечего добавить. Совсем скоро мы узнаем, кто останется в чемпионате, а кто уйдет. Надеюсь, останутся все – для спорта это оптимальный вариант.

Вопрос: (Жюльен Биллете) Клэр, вы говорили о ключевых областях, над которыми нужно поработать, чтобы добиться прогресса. Не могли бы вы рассказать чуть подробнее? Речь идет о нехватке прижимной силы, стабильности, или о чем-то другом? Если говорить о модификациях, они будут готовы уже к этапу в Баку, или команде придется ждать начала европейской фазы сезона?
Клэр Уильямс: Мы в Williams не очень-то любим публично обсуждать свои слабые стороны. Нам они известны, и в этом 50% успеха – понимать недостатки машины. Всех хочется большей прижимной силы, и нам над ней тоже нужно работать, но проблема несколько шире. Мы уверены в том, что способны добиться большей скорости: в Мельбурне это не удалось, потому работа продолжается. В ближайших гонках машина получит немало модификаций, и мне уже не терпится взглянуть, как они покажут себя на трассе, но впереди долгий сезон, сделать предстоит много.

Конечно, нас не устроил результат в Австралии. Мы должны были добиться прогресса, но, к сожалению, соперники сработали эффективнее, и теперь нам предстоит всерьез постараться, если мы рассчитываем на позитивную динамику. Этот год будет захватывающим для болельщиков, но очень трудным для Williams.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Зак, в свете изменений в правилах не было бы разумным для McLaren стать производителем в полном смысле этого слова и самостоятельно строить моторы? Производители будут получать определенные бонусы, но если вы и впредь будете заимствовать силовые установки у французской компании, вам такая перспектива не светит. Притом McLaren самостоятельно строит дорожные спортивные машины…
Зак Браун: Пока рано делать выводы. У нас было всего несколько часов, чтобы понять, за какими силовыми установками будущее, и нам еще предстоит всё это обсудить, а сейчас мы в большей степени сосредоточены на предстоящей квалификации и гонке. Как только ситуация более-менее прояснится, мы рассмотрим возможные варианты.

Вопрос: (Луис Деккер) Мы много слышали о новых правилах с 2021 года, но до них еще пара лет. Разве не досадно, что нет возможности сделать гонки более зрелищными чуть раньше?
Клэр Уильямс: Нас отчасти огорчила гонка в Мельбурне, поскольку в ней не было той борьбы, на которую мы все рассчитывали, но, возможно, на других автодромах соперничество будет интереснее. В Альберт-парке сложно обгонять, но я надеюсь, что со временем ситуация улучшится. Знаю, техническая рабочая группа обсуждает варианты увеличения числа обгонов – нужно дождаться итогов этой дискуссии, возможно, эффект будет заметен уже в ближайшие два сезона. Мы и болельщики не можем ждать до 2021 года.

Гюнтер Штайнер: Я бы хотел вернуться к комментарию, что нам не хватает интересных гонок. Позади всего один этап, а одна ласточка, как известно, весны не делает. Нужно подождать еще некоторое время, а там станет понятно, интересен сезон или нет. Как заметила Клэр, в Мельбурне в любом случае сложно обгонять, и я бы подождал еще несколько гонок, прежде чем делать выводы. Клэр еще сказала, что в рабочей группе стали обсуждать варианты увеличения числа обгонов, но я пока воздержусь от комментариев. Нельзя сказать, что в предыдущие три года гонки были откровенно скучными, в этом сезоне мы провели всего один этап – дайте нам чуть больше времени.

Зак Браун: Я согласен с Гюнтером. Позади всего одна гонка, уже звучат разговоры об изменении конфигурации трассы в Мельбурне – надеюсь, нам тоже дадут слово. Совсем скоро вновь соберется Стратегическая группа, мы будем обсуждать перспективы на следующий год – надеюсь, изменений не придется ждать до 2021-го, но давайте определимся с тем, что необходимо корректировать, спустя еще несколько гонок.

Перевод: Валерий Карташев

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ