Технический директор Mercedes Джеймс Эллисон ответил на вопросы болельщиков, объясняя действия команды в дни бахрейнского уик-энда.

Вопрос: Почему на первом пит-стопе на машину Льюиса Хэмилтона поставили комплект мягкой резины?
Джеймс Эллисон: Чтобы понять ответ на этот вопрос, надо вернуться в начало уик-энда. На каждом этапе сезона мы имеем дело с разными шинами разных составов – мягкими, средней жёсткости и жёсткими. На тренировках в пятницу мы стараемся получить ответ на вопрос, какие шины позволят добиться лучшего результата в воскресенье.

Этим занимаются все команды, пытаясь разобраться, какая резина лучше всего подходит их машинам. После пятничных тренировок стало понятно: наилучшую скорость на всём протяжении отрезка обеспечивают мягкие шины, поэтому именно их мы хотели максимально использовать на дистанции гонки.

Это означало, что гонка пройдёт с двумя пит-стопами, первые два отрезка надо было проехать на мягкой резине, а один – на промежуточной. Другие команды после тренировок пришли к иным выводам. Например, машины Ferrari были более конкурентоспособными на шинах средней жёсткости, и эта команда предпочла другую тактику: первый отрезок на Soft, два оставшихся – на Medium.

Нас же больше устраивал вариант с двумя первыми отрезками на мягкой резине – именно его мы и реализовали.

Вопрос: Что случилось с машиной Валттери Боттаса, ведь он жаловался на проблемы с балансом?
Джеймс Эллисон: Валттери отлично выступил в Мельбурне, поэтому даже мы в Бахрейне удивились, насколько сложной для него была гонка. Стартовал он отлично, но потому начались проблемы, более серьёзные, чем у Льюиса. После гонки он сказал, что ощущения от пилотирования были не лучшими, поскольку машина не отличалась стабильностью баланса. В разных поворотах проблемы проявлялись по-разному, и ему не удавалось добиться нужной скорости, хотя в Австралии никаких сложностей у него не было. Вопрос: почему?

Точный ответ дать непросто. Думаю, что в Бахрейне всем было трудно, ведь в день гонки дул очень сильный ветер, и такие условия благоприятными не назовёшь. Кроме того, бахрейнская трасса известна тем, что резина на ней изнашивается очень интенсивно, особенно задняя, из-за чего пилотировать становится всё сложнее. И если машина подвержена всем этим факторам – ветреная погода, износ резины и т.д., даже мелочи могут вылиться в существенную разницу в скорости.

Кстати, в Мельбурне в похожей ситуации был Льюис. И здесь не удаётся выявить какой-то один фактор, который был определяющим. Было целое их сочетание, которые в итоге и сказались на скорости Валттери, и, конечно, в следующей гонке он постарается отыграться.

Вопрос: В какой мере ветер влиял на поведение машины?
Джеймс Эллисон: Ветер всегда воздействует на машину Формулы 1, но в бахрейнской пустыне это ощущается вдвойне сильно. Не только потому, что при этом нарушается аэродинамический баланс машины, но ещё из-за того, что ветер несёт на трассу песок и пыль, которые оседают на асфальте. Обычно в воскресенье мы ожидаем, что по ходу гонки асфальт будет становиться всё чище, но в Бахрейне трасса постоянно покрывалась слоем пыли, что сказывалось на уровне сцепления.

Это только добавляло проблем, хотя машины вели себя и без того нестабильно из-за ветра. Так что ветер – существенный фактор. Из-за него время прохождения круга снижалось примерно на секунду от расчётного, которое можно было ожидать, если бы ветер был не таким сильным.

Вопрос: Почему в Бахрейне темп Mercedes был явно хуже, чем в Австралии?
Джеймс Эллисон: Проще всего ответить так: Формула 1 – очень сложный спорт, и для того, чтобы уик-энд прошёл так, как в Мельбурне, абсолютно всё надо сделать идеально. Там мы действительно были очень сильны, и было впечатление, что вообще всё складывалось так, как нам нужно. После зимних тестов мы ожидали, что придётся догонять Ferrari, но вместо этого лидировали во всех сессиях.

Там мы без особых усилий показали отличный результат, но когда прилетели в Бахрейн, оказалось, что у нас проблемы. Сахир – совсем другая трасса, у неё другие характеристики. Выяснилось, что задняя часть машины ведёт себя несколько нервно, из-за чего резина изнашивалась быстрее, чем хотелось бы. Всё это приводило к потерям времени на разных участках круга, зато у Ferrari всё получалось примерно так, как у нас в Мельбурне!

Но даже когда уик-энд складывается непросто, важно не сдаваться, продолжать работать, стараться в каждой сессии показать как можно более высокий результат. Поэтому мы испытали огромное облегчение, когда даже по итогам столь сложного уик-энда смогли заработать так много очков. Кроме того, мы поняли, в каком направлении надо развиваться, какие меры принять, чтобы проблемы не повторились в будущем. В общем, нам есть над чем работать, но итоги столь сложного уик-энда нас очень порадовали.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ