Старт нового сезона – момент всегда радостный и долгожданный, но на сей раз его омрачила неожиданная и чрезвычайно печальная весть о смерти Чарли Уайтинга. Человека, игравшего ключевые роли в организации Гран При более тридцати лет, одного из самых уважаемых профессионалов в паддоке.

В 2012 году в ходе интервью F1News.ru он произнёс фразу, которая сейчас воспринимается особенно остро. Мы спросили его, как он относится к тому, что в Формулу 1 приходят новые, всё более молодые гонщики, и возрастной разрыв между ними и патриархами спорта, в том числе и Чарли Уайтингом, становится все заметнее.

И вот что он ответил: «Это естественный процесс, но люди не могут работать вечно – только Берни Экклстоун может! (тут он рассмеялся) Так устроена жизнь. Разумеется, когда я буду уже слишком стар для этой работы, её возьмет на себя кто-то другой.

Кроме того, когда достигаешь определенного возраста, тебе, наверное, уже не захочется жить в том же ритме, в каком ты жил последние 30 – 40 лет. Так что меня это совершенно не беспокоит…»

Мистер Уайтинг оставался на посту гоночного директор FIА до своего последнего дня и часа.

Ему всего 66, он был полон сил и не давал ни малейших поводов даже задуматься о том, что в обозримом будущем ему может потребоваться замена. Однако тромб, закупоривший лёгочную артерию, убил его практически мгновенно, а нас заставил задуматься о том, насколько успех Формулы 1 в последние десятилетия связан с деятельностью совершенно конкретных людей, личность которых куда важнее наименования их должностей.

Уайтинг был протеже Берни Экклстоуна, но после смены президента FIA и прихода к власти в FOM новых собственников, отстранивших Берни от руководства чемпионатом и постепенно менявших его людей, ни у кого не возникало и мысли о замене Чарли. Он казался и был незаменимым.

Не так важно, как назывались его должности – технический делегат, делегат по безопасности, гоночный директор, глава технического департамента… Все просто знали, что во всех вопросах по технике и безопасности последнее слово за ним, но прежде, чем принять решение, Уайтинг всегда со всеми посоветуется и всё обсудит.

Чарли был одним из немногих, всё ещё остававшихся в структуре Формулы 1 специалистов, которые пришли в автоспорт из любительских гонок. Он родился в далёкой от автоспорта семье, но его городок Севенокс находится всего в паре километров от Брэндс-Хэтч. И когда на эту трассу впервые приехала Формула 1, Чарли это событие не пропустил.

Это было 11 июля 1964 года, и этот день навсегда изменил жизнь как для Уайтинга, так и, как мы сегодня понимаем, для Формулы 1. Чарли которому тогда было всего 12 лет, и его старший брат Ник заболели автоспортом. Спустя четыре года Ник начал сам участвовать в раллийных и кроссовых гонках в соседнем Уэст-Кингсдауне на старом Ford Escort, а Чарли помогал ему готовить машины в их гараже, постигая таким образом азы работы механика.

Чарли не был только самоучкой – понимая, что знаний, полученных в гараже, для работы на серьёзном уровне может быть недостаточно, он поступил в технический колледж, а затем в политехнический институт, получив сразу несколько специальностей в области инжиниринга. Тем временем, его брат стал довольно известным на местном уровне гонщиком, но в конечном счёте оставил спортивную карьеру и тоже занялся подготовкой машин.

Прорыв братья совершили в 1976 году. По просьбе владельца Брэндс-Хэтч Джона Уэбба они готовили машину Формулы 1, старую Surtees TS16, для известной британской горнолыжницы Дивины Галики, к тому моменту переключившейся на автоспорт. Галика выступала в Shellsport International Series за команду ShellSport Whiting. На этой же машине и за эту же команду она заявилась и на Гран При Великобритании в Брэндс-Хэтч, но не прошла квалификацию.

Но если у Галики дела складывались не лучшим образом, то для Чарли Уайтинга работа с ней стала билетом в большой спорт. Уже в следующем году Уайтинг присоединился к команде Hesketh в качестве механика. А после того, как в середине 1978-го команда прекратила существование, перешёл в Brabham, где заправлял Берни Экклстоун.

За 10 лет работы в Brabham Чарли прошёл путь от третьего механика запасной машины до главного механика. Однако наибольшего успеха добился в роли механика Нельсона Пике – в 1981 и 1983 годах благодаря помощи Чарли бразилец завоёвывал титулы.

Это были непростые времена для Формулы 1, когда все команды искали более или менее (чаще — менее) законные лазейки для обхода технического регламента, и Brabham, прямо скажем, была в этой области едва ли не законодателем мод. Будучи главным механиком, Уайтинг не мог не знать о многочисленных способах обмануть инспекторов FISA, применявшихся в то время практически всеми. Однако после того, как в 1988 году Берни решил продать команду, этот опыт пригодился Чарли для совершенно новой роли.

«В конце сезона 1987 года Берни сказал нам, что больше не будет руководить Brabham, но пообещал, что найдёт что-то ещё, — вспоминал позже Уайтинг. — Некоторые парни остановились на другом проекте, которым Берни занимался вместе с Alfa Romeo — он назывался ProCar, с формульным силуэтом, и для него планировалось задействовать базу Brabham. Но мне он предложил пойти в FISA, поскольку я знал, что делают команды, чтобы обмануть их — вероятно, он решил, что я подходящий человек для того, чтобы их поймать!»

Первоначально Чарли Уайтинг был техническим делегатом FISA, его главной задачей была проверка машин на соответствие техническому регламенту, и он добился в этой роли немалых успехов. Обмануть Уайтинга было почти невозможно. Как выразился известный британский автоспортивный журналист Дэвид Тремейн, «он был очень умным браконьером, превратившимся в ещё более успешного инспектора».

В 1997 году Уайтинг пошёл на повышение, став гоночным директором и делегатом по безопасности. За годы работы на этом поприще он планомерно повышал безопасность машин Формулы 1 и вывел их на сегодняшний высочайший уровень. При этом он продолжал возглавлять технический департамент FIA, оставаясь последней инстанцией на трассе во всех спорных ситуациях и конфликтах.

Если вдуматься, Уайтинг получил «расстрельную» должность, на которой было очень трудно не только удержаться, но и просто сохранить репутацию. За прошедшие с тех пор годы в Формуле 1 возникало множество скандалов и споров, сохранить лицо в которых было почти невозможно. Одного спорного Гран При США 2005 года, когда жёсткая позиция Уайтинга привела к тому, что в гонке приняли участие всего шесть пилотов, хватило бы для любого, чтобы уйти в отставку. Однако Чарли удавалось не только сохранять свои должности, но и год от года добиваться всё большего уважения участников чемпионата.

Как ему это удавалось? Ответить на этот вопрос не так уж сложно, гораздо проще, чем стать таким человеком. Чарли всегда сохранял равновеликую дистанцию по отношению ко всем командам, был честен, справедлив, предельно корректен, готов обсуждать любую проблему и понять чужую точку зрения, и в то же время строг и бескомпромиссен. Кроме того, он был приятным в общении человеком, спокойным и позитивным. Наконец, он лучше любого другого знал своё дело и понимал, что такое Формула 1.

Надо признать, что это достаточно уникальное сочетание качеств, а значит, найти ему полноценную замену будет почти невозможно. Пожалуй, Берни в своё время удалось подыскать для этой должности едва ли не самого подходящего человека на планете.

Вероятно, как и в случае с самим Экклстоуном, чтобы заменить его, придётся делить эти функции между несколькими людьми, а на то, чтобы заработать то доверие, что было у Чарли, им потребуется несколько лет. Все это неизбежно изменит подходы и способы сотрудничества команд и FIA. Значит, без Чарли Уайтинга изменится и сама Формула 1. Навсегда.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ