Новость о «разводе» McLaren и Renault стала одной из самых громких этой осенью. Но если в McLaren намекают, что приняли такое решение, так как хотят получить более мощные силовые установки, то в Renault настаивают, что и сами не горели желанием продолжать отношения.

В интервью Racefans руководитель команды Renault Сирил Абитебул подробно объяснил, почему поставка моторов клиентской команде, во всяком случае такой как McLaren, для них невыгодна, а также, вспоминая своё прошлое как руководителя Caterham F1, рассказал о том, какими должны быть новые команды Формулы 1.

Сирил Абитебул: «Нет, о потере McLaren я не сожалею. Потому что, если клиент тебе ничего не приносит, то почему я должен по этому поводу беспокоиться? Я сожалею лишь о том, что мы не смогли вывести наши отношения на новый уровень. Мы пытались, потому что с моей точки зрения, единственной угрозой для McLaren и Renault, мешающая всерьёз бросить вызов топ-командам, это концепция не клиентской, а «младшей» команды. Я не хотел, чтобы McLaren становилась нашей «младшей» командой.

Да, когда мы заключали договор с McLaren, в 2017 году, мы обсуждали конкретные формы сотрудничества, но это было ещё при их бывшем боссе, Эрике Булье, который в своё время руководил командой из Энстоуна, когда она называлась Lotus. Однако у их нынешнего руководителя, Андреаса Зайдля, другие идеи, и он не боится принимать трудные решения.

В настоящий момент в чемпионате нет команды, которая могла бы стать нашим клиентом в ближайшем будущем. Да, может появиться кто-то новый, но это сложный вопрос. Знаете, при обсуждении вопроса появления новичков у десяти команд чемпионата было 10 разных подходов. Но решение в любом случае не в наших руках. Я же полагаю, что не только мы, но и вся Формула 1 от увеличения числа участников только выиграла бы, стала бы более здоровой и сильной.

Конечно, речь не просто об увеличении числа команд, это вопрос не только количества, но и качества, устойчивости этих проектов. Как вы понимаете, я говорю об этом со знанием дела. Если ты хочешь выступать в Формуле 1, то должен быть уверен, что твой проект жизнеспособен, и что у тебя не однолетний или двухлетний план.

В действительности с финансовой точки зрения поставка силовых установок нам ничего не принесёт. Экономически она абсолютно нейтральна, потому что, согласно правилам FIA, мы должны поставлять их по цене её компонентов. Ты не можешь включить в эту сумму оплату персонала или затраты на исследования и разработку. Мы покупаем все элементы у сторонних поставщиков, у нас нет абсолютно никаких производственных мощностей.

У нас есть подрядчики, мы получаем от них комплектующие, проверяем их и собираем из них двигатель, но сами мы не производим детали. В отличие от базы Mercedes в Бриксуорте. Если вы приедете в Бриксуорт, то увидите множество машин, токарных и фрезеровочных станков, и так далее. Они сами производят свои детали, большое их число, тогда как мы должны покупать всё на стороне.

В 2021 году затраты на создание силовых установок, вероятно, вырастут – из-за инфляции и необходимости проводить новые исследования. В то же время в FIA не готовы отступать от их планки в 12 миллионов евро за клиентские двигатели, так что, фактически, закончилось бы всё тем, что мы бы субсидировали McLaren. Объясните мне, почему я должен спонсировать своего прямого конкурента, свою самую главную угрозу?

В то же время мы могли оказаться позади, и тогда про нас бы говорили, что Renault – горстка неудачников, потому что мы проиграли своим клиентам. Так что с маркетинговой точки зрения нам это тоже неинтересно. А что касается защиты совместных интересов – я никогда не видел, чтобы команды Red Bull голосовали за что-то, что было бы важным для Renault, и никогда не стал бы ожидать этого он Андреаса Зайдля. Быть может, прежде мы были немного наивны в этих вопросах».

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ